21:49 

*** 90%

Оле Лукойе.
Fire Walk With Me
Или как должен был закончиться Интерстеллар.
Тезисы.


Это невероятно прекрасный «густой» фильм – с плотным красивым сюжетом, распадающимся на продуманные подсюжеты. Это захватывающий саундтрек: о близости апокалипсиса, об одиночестве человека в космосе. Это звенящая в ушах космическая тишина, отсутствие звука, которое стало составное частью саундтрека. Космическое безмолвие. И это редкий фильм, в котором не раздражает шум, в котором теряются речи героев. Беззвучный взрыв в космосе - и оглушающий рев двигателей. Это показалось очень правильным. Но все-таки Интерстеллар это 90% из ста, и все дело в финале, с которым я так и не смогла помириться.

Не могу сказать «космоопера» и не произнести следом «Кубрик». Поэтому – Кубрик. Но не Кубрик и Одиссея, а мое невероятное тайное знание – обескураживающий финал Искусственного Интеллекта – с голубой феей, исполняющей желание техногенного Пиноккио и выморочные фигуры людей будущего – лишний, слащавый финал – это идея Кубрика. Это Кубрик, а не Спилберг, решил воскресить маму мальчика на один день, это Кубрик хотел показать неосязаемых героев будущего (верю: его непростое отношение к человеческому телу должно было дойти и до этой стадии). Интерстеллар отлично рифмуется с кубриковским финалом, который в память о друге снял Спилберг. Над фильмом работали братья Ноланы: Джонатан – сценарист, Кристофер – продюсер и режиссер. И Кристофер (как наяву вижу этого гипнокота) убедил брата изменить концовку – спасти Купера. Купер должен был умереть, и нам даже показали, как именно. Момент с парящим в пустоте телом Купа - это правдивый финал. Все, что происходит потом, это диснеевский фарс с блестками и пони.


Тррр. Тррр. Все любят гипнокота. Трр. Тррр. Мир спасет любовь.


Это история о принятии смерти, если угодно. Планета умирает, и мы видим разные грани одного безумия – желания спастись любой ценой. Исключаю из этого историю сына Купа – у нее свои корни, и корни это библейские. Итак, профессор Бренд хочет спасти человечество в целом. Идею человечества. С одной стороны он «навевает сон золотой», рассказывая красивую ложь о возможности вывезти людей с погибающей Земли, с другой прагматично разрабатывает план Б – колонизации чужой планеты. Пусть наша планета погибнет – выживет память о ней. Другие люди, родившиеся под другим небом, но все же наследники этой колыбели человечества. Я не способна настолько абстрагироваться, мыслить настолько отвлеченно. Зачем спасать память? Эхо мертвых людей, которое раздастся на другом краю галактики? Неожиданно я превращаюсь в скептика и думаю, есть ли смысл хранить память о нашей цивилизации? Какое Вселенное дело до нас. Но профессор уверен, что дело есть. И человеческая ДНК, человеческая культура заслуживают второго шанса. Реверс этой идеи – спасение человечества, тех людей, кто остался позади, задыхающихся в пыли, учащих своих детей тому, что полеты в космос – опасные сказки. Купер оставил на Земле дочь (и сына, но не будет о нем), и дочь – это воплощение Земли, он рвется спасти ее, а заодно и всех остальных.

Об этом же – о продолжение в детях внезапно говорит помешавшийся доктор Манн, сыгранный Мэттом Деймоном. «Умирая, мы видим лица наших детей». И его предательство логично следует из этого монолога. Астронавты – исследователи новых миров – были сознательно выбраны среди тех, у кого на земле нет близких людей. Уверена, специалисты НАСА видели в этом гуманизм. Сослать человека в космическую пустыню с мизерным шансом на то, чтобы вновь встретить другого человека, отправить его в путешествие туда. Без обратно. Так пусть на другом краю галактики окажется тот, кому нечего терять, кто не будет тосковать об оставленных дома детях или любимом человеке. Манн лишен корней. Оказавшись в экстремальной ситуации он не видит «лица детей», он видит лишь себя, им движет простое желание – выбраться из ада, которым оказалась его планета. (Впрочем, верю, что где-то внизу на плато есть жизнь. И верю, что единственная форма жизни там – это Кристиан Бейл, мой ненаглядный инопланетянин, кремниевая форма жизни, посасывающая через трубочку жидкий азот). В начале фильма был знаковый диалог – о доброте людей, о том, что в последнюю экспедиции отправились добрые люди. Манн вносит поправку: не добрые. Просто люди. Даже не лучшие на самом деле. Обыкновенные. И интересно: Дэймон сознает свою неправоту, но на плато и позднее – при стыковке, уговаривает сам себя, а вовсе не Купера. Идеальная история. Быть может мне не хватило самой капельки – чуть больше доброты от Купа с Хэтуэй. Ведь даже после пиздеца, который творит Манн, его не тронут, не убьют и не будут судить – судить некому. Он человек, и это само по себе становится достаточным оправданием. Я хотела бы увидеть в этой новелле… ощущение родства героев, готовности протянуть руку оступившемуся, несмотря на величину проступка. Но это была бы другая история. Безумие доктора Манна уничтожает его и уродует станцию. И это моя боль, потому что станция так восхитительно прекрасна, что взрыв шлюза воспринимается как ранение живого существа.
У Манна есть двойник – Ромилли. Он 23 года ждет на станции, пока остальные астронавты где-то внизу, за гранью временной аномалии, пытаются вернуться. 23 года. Человек, ненавидящий станцию, испытывающий ужас от космоса за стеной, мучающийся в замкнутом пространстве, 23 года этот человек ждет, исследует черную дыру и не ложится в криокамеру. Возможно, его товарищи никогда не поднимутся наверх, миссия не будет выполнена. И все-таки он не уходит с орбиты. (Странная мысль, а что если Куп с Хэтуэй возвращаются – но там уже нет станции?).



Первая планета – это ужас. Весь эпизод – сбывшийся кошмар и человеческая беспомощность. Идиотский поступок приводит к кошмарным последствиям. На Земле прошло 23 года. Один член экипажа погиб. И все потому, что девушка следовала инстинкту исследователя – взять черный ящик. Она не понимает, что мир изменился, и данные о мертвой планете не нужны никому, все, что имеет здесь смысл – это время и горючее. Так что парня, погибшего потому, что он повернулся – я понимаю. Но героиню, проебавшую миссию из-за тяги к знаниям, понимать не хочу. И тут я добираюсь до первой из нестыковок фильма. Героиня Хэтуэй – это герой, говорящий голосом бога, то есть простите – режиссера. Это она говорит о том, что мир спасет любовь. По идее резонер если и не должен нам нравиться (обычно такие герои скучны как телефонный справочник), то хотя бы не должен бесить – иначе идея просто не приживется. Господи, Нолан, ты же это знаешь, ты это уже говорил в Инсепшене! Но героиня бесит, ее хочется уебать лопатой, если честно. Можно как-то оправдать ее поведение на планете – да, она не была тренирована, лишь прочитала инструкции. И все равно, блядь, надо было слушать Купера, а не разводить самодеятельность. Но она сразу пытается переложить ответственность на Купа. И вместо того, чтобы осознать, как велик ее груз – хочется уебать второй раз, такая это высокомерная скотина. Законы, действующие в кино (как и в книге), довольно просты. Мы жалеем персонажа, мы ассоциируем себя с ним. Самый невероятный характер можно оправдать – можно волноваться за Хайзенберга и болеть за Декстера. И непонятно, ненависть, которую порождает героиня – это просчет? Или какой-то хитрый замысел? Имхо, просто не та актриса. За ее словами о том, что нужно лететь на другую планету – слышишь «Я хочу потрахаться», а вовсе не «Мой любимый человек не способен не ложь, я верю ему». Кстати, Манну-то как раз сочувствуешь. Свихнулся, да, поставил личные интересы выше спасения планеты. Пытается оправдать личный интерес общим благом. Но бля, он несколько десятков лет провел в ледяном аду с воображаемым Бейлом и сломанным роботом.

И все-таки беспомощность героини Хэтуэй отступает на задний план по сравнению с аляповатым финалом. Мне нравится гиперкуб, мне нравится концепция времени как выстроившихся в ряд книжных полок в комнате одной девочки в любой момент времени. Мне не нравится то, что Купер выжил. В фильме есть момент, когда – и это понимаешь – герой умирает. Он должен умереть. Как объяснить, что его дочь внезапно понимает,что ее призрак – это отец. Где хоть какое-то обоснование этого инсайта, кроме идеи любви как связи всего со всем? Но помните? Резонер, принесший нам эту весть, уже дискредитирован, идея обесценивается. Мир в итоге спасает любовь, но выглядит это как натягивание совы на глобус.



И нет никакого смысла в показанном хэппи энде – огромная станция на орбите Юпитера, нолановская архитектура, состарившаяся дочь, простившая отца, невероятно старый отец, которому нет места в новом мире – это мишура, бантик. И нет никакого смысла лететь к Хэтуэй, простите, Амелии, тем более вот так – в одиночку, тайком. Это не имеет смысла. Как должен закончиться фильм? Тарс собирает данные о черной дыре и передает их на землю, пусть битым пакетом, но все-таки данные доходят, и этого оказывается достаточно для того,чтобы группа ученых – не одна гениальная дочь, она не гениальна – нашла как обойти проблему. Купер, оказавшись в пятом измерении, отправляет дочери единственные слова, которые имеют смысл: Люблю. Эдмундс. И отправляет он их не взрослой дочери, а ребенку. И уже спустя годы в дневниках девочки найдут слово Эдмундс, догадаются о значении этого – и отправят новую экспедицию. Которая не застанет ни Амелию, ни Эдмундса, а лишь найдет планету, пригодную для жизни. Планета получит название Бренд-Эдмундс. Их значки станут частью новой истории.

Титры.


@темы: кинолента

URL
Комментарии
2017-01-27 в 10:37 

Молчаливо присутствую. Кошка, воспитанная собаками. Патриот по гороскопу.
Как должен закончиться фильм? Тарс собирает данные о черной дыре и передает их на землю, пусть битым пакетом, но все-таки данные доходят, и этого оказывается достаточно для того,чтобы группа ученых – не одна гениальная дочь, она не гениальна – нашла как обойти проблему. Купер, оказавшись в пятом измерении, отправляет дочери единственные слова, которые имеют смысл: Люблю. Эдмундс. И отправляет он их не взрослой дочери, а ребенку. И уже спустя годы в дневниках девочки найдут слово Эдмундс, догадаются о значении этого – и отправят новую экспедицию. Которая не застанет ни Амелию, ни Эдмундса, а лишь найдет планету, пригодную для жизни. Планета получит название Бренд-Эдмундс. Их значки станут частью новой истории.
Вот это - просто божественно. Если бы фильм и вправду закончился так, я бы простила им всё предыдущее и рыдала, выбрасывая промокшие платочки.
Но увы Т_Т

2017-01-27 в 11:20 

Оле Лукойе.
Fire Walk With Me
Scott_Summers, :friend2:
мы с подругой долго все это обсуждали, и где-то в три ночи озарило) теперь у меня в голове живет альтернативный финал, я его очень ярко себе представляю, он сразу мирит со всеми нестыковками. но увы, увы(((( очень жалко, фильм хочется любить.

URL
     

мосты и тоннели

главная