Оле Лукойе.
Fire Walk With Me
Я бы, наверное, могла выдать небольшую импровизацию о ключах в "Трилогии Крысы". О самых простых ключах на самом деле. По-умному бы еще за это взяться. Не для чего-то, а просто... интересно.

Вот, например, холод. Я уверена, что это маркер "того мира", в который выпадает герой, но к жизни в котором он не приспособлен. Холодно в амбаре с пинбольными автоматами, холод не отпускает Боку после встречи с Человеком-Овцой в отеле "Дельфин" в "Дэнсе".
Вся "Песня ветра" насквозь - холодная кола, холодное вино, холодильник. Этот корень просто везде. Но вообще, думаю, там Мураками еще не придавал ему такого значения, серьезно. Символическая структура выкристаллизовалась в "Пинболе", а "Песня" это химический бульон. До фига прекрасный, но еще не нашедший форму.
Ну и:

Медленно ворочаясь, она уткнулась носом в мое правое плечо.
– Холодно.
– Как это "холодно"? Тридцать градусов!
– Не знаю. Холодно, и все.
Я подобрал сброшенное к ногам одеяло и укутал ее по плечи. Она вся тряслась мелкой дрожью.
– Плохо себя чувствуешь?
Она мотнула головой:
– Мне страшно.


Типичная сцена с медиумом. Хотя какая она типичная, это ведь первый подобный эпизод у Мураками.

Но вообще про холод все есть в "Дэнсе", если вдруг из первых книг не ясно, откуда он берется.

Человек-Овца покачал головой. Гигантская тень на стене заколыхалась, вторя его движениям.
— Здешняя реальность — не такая, как тамошняя. Здесь тебе пока еще жить нельзя. Слишком темно, слишком много места. <...> В тебе еще много жизни теплится. Для нынешнего тебя здесь слишком холодно. И еды никакой. Тебе сюда никак нельзя…
И в самом деле: я вдруг заметил, что температура в комнате падает. Я спрятал руки в карманы и зябко поежился.
— Что? Холодно? — спросил Человек-Овца.
Я кивнул.
— Значит, нужно торопиться, — покачал он головой. — Скоро станет еще холоднее. Уходи скорей. Иначе совсем замерзнешь.


Для сравнения из "Пинбола". Герой общается с пинбольным автоматом. Ну бывает.
"Тебе не холодно?
Холодно. Очень холодно.
Тебе лучше здесь недолго быть. Слишком холодно для тебя."


Тяжесть вот еще. По отношению к женскому телу это указание на реальность происходящего. Пожалуй, так. Если с героем находится женщина и он ощущает "реальную тяжесть ее тела", это точно про нашу реальность.

Еще "твердый" или "камень". Окаменевшие участки внутри героя. "Она становится твердая, как камень. Не сразу вся, а постепенно, это долго тянется. И в конце концов останавливается сердце." Так говорят близняшки из "Пинбола". А вот что говорит сам герой, уже в "Дэнсе":

"Все, что от меня зависит, стараюсь выполнять в наилучшем виде. Честно стараюсь, изо всех сил. Только это не помогает. Лишь чувствую, как день за днем все больше отвердевает тело. Откуда-то изнутри, из самого сердца, грозя постепенно одеревенеть целиком. И я холодею от ужаса… Это место — единственный островок во Вселенной, с которым меня хоть что-то связывает. Будто я — его составная часть. Я не знаю, что это за место. Просто чую нутром: я принадлежу ему…"

"Принадлежать чему-то" это вообще отдельная история, тут достаточно холода и камня. Вообще, я занимаюсь глупостями, анализируя подобным образом перевод. Но я точно знаю, что Коваленин задрот. И что сам Мураками очень точно подбирает слова. И что Коваленин оставляет в текстах такие "крошки" сознательно. Так что право на анализ у меня есть.

Вот доберусь до "Охоты на овец" - проверю ощущения. Но думаю, там ничего принципиально не меняется.

@темы: книги